Что делать если повесился знакомый

Что делать, если знакомый повесился?

Мой знакомый повесился и оставил присмертную записку • 3 месяц он повесился кто в его смерти виноват могут дело завести если даже Что делать,если знакомый брал заем и оставил мой номер телефона?. Когда близкий, родной человек кончает с собой, то обычно его родственники Самое страшное, если это происходит с ребенком. .. Что еще родственники самоубийцы могут сделать для своего близкого. Это если дело терпит, если это всего лишь высказывания о суициде, а не намерения или даже подготовка. Но если человек готовится и.

Все эти факторы оказывали очень сильное психологическое воздействие, которое останавливало если не всех, то большинство людей, задумавшихся или приступивших к этому шагу. Это был весомый педагогический аргумент, который делал свое. Сегодня, нужно сказать честно, всё это мало кого останавливает. Людей, находящихся в таком состоянии, церковное поминовение не в первую очередь заботит.

Поэтому я считаю, что мы должны отпевать самоубийц, если об этом просят родственники и если человек был христианином. Формально мы ссылаемся на 14 правило Тимофея Александрийского, которое говорит, что самоубийц нельзя отпевать.

Что делать, если знакомый повесился?

Надо сказать, что нынче мы очень свободно относимся к канонам, что-то оставляем, что-то не оставляем. И с легкостью можем найти канон, чтобы оправдать или же подтвердить то или иное суждение или поступок. Я считаю, что разрешение на отпевание самоубийц — это как раз тот путь милосердия, икономии, по которому мы должны пойти. Есть масса примеров, когда мы отпеваем людей, лишь формально бывших христианами, умерших своей естественной смертью, но бывших при жизни богохульниками, безбожниками.

Это тоже совершенно неправильно. Известно множество случаев, когда люди покончили с собой, совершили этот страшный грех, ужасное преступление по отношению к своей душе и, конечно же, и к окружающим тоже — но при этом они были христианами. Мы не знаем, что творится в душе каждого человека, который на это решается.

В чинопоследовании погребения есть замечательные слова: Один Господь будет судить душу человека. Если принести доказательство психической болезни самоубийцы, то отпеть разрешат.

Так очень часто бывает. Недавно ко мне приходил мужчина, у которого сын покончил с. Он не мог найти себе места, ходил за мной день и ночь. Он обратился к священноначалию. И он отказался принести справку, потому что сын его был психически здоров. Он посчитал, что эта ложь тоже будет предательством — как и все, что произошло с сыном, он считал следствием предательства по отношению к.

Я думаю, что это правильно. Отпевали же Марину Цветаеву, отпевали еще очень многих других людей. Значит, кого-то можем отпевать. Если за кого-то походатайствовать, им в грех уже не вменяется. Если человек высокопоставленный, или справку от психиатра принести, или с архиереем договориться… А если к архиерею не пробиться, если ты живешь в Сибири и вообще в деревне и не знаешь, как поступить, значит, твой сын или дочь не будут отпеты… В каждый случай нужно всматриваться отдельно, потому что внезапная смерть не подпадает под какие-то правила.

Важно, чтобы священник очень личностно воспринимал смерть каждого человека. Если он захочет войти в боль человека, пришедшего к нему, я думаю, он сможет принять правильное решение. На мой взгляд, он краткий, не до конца понятный, оставляющий немножко странное впечатление, но слава Богу, что он есть как некое начало.

Это уже какое-то утешение родственникам, потому что молитва о упокоении нужна как душе самого человека, покончившего с собой, так и, прежде всего, родственникам. Потому что, когда уходит твой ребенок, в жизни не остается ничего, что могло бы восполнить эту утрату. А молитва способна поддержать, способна предотвратить другие самоубийства. Она способна исцелить душу этих людей, повернуть их к Богу, побудить их переосмыслить свою жизнь. Если раньше самоубийц не отпевали по педагогическим соображениям, то сейчас надо бы отпевать — тоже по педагогическим соображениям по отношению к их родственникам.

Еще раз повторю, что это мое личное мнение. Это в силах родственников. Нужно теребить батюшку, священноначалие просьбами, не опускать руки, никогда не отчаиваться. Когда нам что-то нужно, мы способны горы свернуть. И если нам что-то нужно, мы должны говорить об этом день и ночь, кричать, просить, требовать, ходить, что-то. А если мы не молимся, если мы не просим — значит, нам это не. Если отпевание не случается по каким-то причинам или же наоборот — случаетсятогда опять-таки нужно понять, что само отпевание — это не амнистия, равно как и его отсутствие — не приговор.

Это не единственное, что способно изменить жизнь человека в будущем, это не окончательный вердикт. Есть миллион примеров монахов-пустынников, которые не были отпеты. Есть множество святых, с телом которых после смерти поступили очень кощунственно.

Я не сравниваю самоубийц с монахами-аскетами, но говорю о том, что отпевание не решает жизнь человека в вечности. В конечном итоге, что такое отпевание? Священник при этом не сам совершает какое-то сакральное действие. Он от лица собравшейся общины произносит слова молитвы к Богу вслух. И если он не произнес их вслух, давайте мы все вместе соберемся и сами скажем эти слова.

Да, конечно, я не ставлю знак равенства между келейной молитвой и церковным богослужением, вовсе. Но не нужно перекладывать все на священника, тем самым решив проблему. Тебе самому надлежит молиться. Ты должен помнить об этом всю жизнь. Не то что — душа поболела, потом наконец-то отпели, земельку благословили, повезли на кладбище, высыпали там, и камень с души свалился.

Всю жизнь нужно будет молиться за человека. А лично молиться нам никто запретить не. Молитва — это то, для чего нет ни времени, ни пространства, ни каких-либо иных границ. Если мы чувствуем связь с близким человеком, значит, мы должны за него молиться каждый день и час. Молиться о том, чтобы Господь простил ему все то, за что он сам не успел попросить прощения в этой жизни.

Молиться, чтобы Господь простил ему этот грех, чтобы Он смилостивился над ним, чтобы Господь нас умудрил, как же поступать так, чтобы людям, которых Господь поставил на этой земле рядом с нами, мы могли чем-то помочь. Сила человека только в молитве. Молитва — это то, что связывает людей друг с другом.

Ничто иное не способно восстановить эту связь.

Самоубийство - тягчайший грех!. И ему нет оправдания.

Потому что нам жалко… прежде всего самих. Это естественное человеческое качество. Но если нам не безразлична судьба души ушедшего человека, значит, мы должны за него молиться. Мы верим в то, что по молитвам живых Господь меняет участь умерших. Церковь в своем богослужении очень ясно говорит об.

Значит, у нас есть твердая уверенность, что по молитвам общины Господь способен изменить участь этих людей. Я с ужасом ждала ее возвращения. Младшей сестренке решила до поры до времени ничего не говорить.

Уйдя в нашу общую с братом комнату и закрыв дверь, я рыдала, разговаривала с братом, билась головой о стену и не чувствовала боли. Теперь понимала, почему меня так тянуло весь день к нему и проклинала себя, что не прислушалась к внутреннему голосу. Не помню, много ли времени прошло. Но когда пришла мама… Я открыла ей дверь, она увидела меня, взъерошенную и опухшую от слез… И сразу все поняла. Даже не знаю. Она зарыдала, даже не зарыдала, а упав на пол, закричала: Я тогда думала, что маленькие ничего не понимают: Она не плакала.

Просто не могла сказать ни слова. Мама нашла в себе силы позвонить отцу. Он не мог говорить, так как приехала милиция со скорой помощью, чтобы составить экспертизу, забрать тело, погрузив его в черный мешок. Мне это казалось жутким: Я успела позвонить самой близкой подруге, попросив приехать, побыть с нами рядом некоторое время. Мы метались из комнаты в комнату, валялись на полу от боли. Сестренка вспомнила, что днем кто-то звонил несколько раз и сопел в трубку, явно плакал.

Когда она спросила, наконец: Безусловно, они ни чем не могли нам помочь. Они просто сели с нами рядом и слушали, слушали, слушали, плача вместе с нами.

А мы говорили и говорили, прерываясь рыданиями. Далеко за полночь они все-таки уехали. Это был жуткий момент — остаться один на один с горем. Мы с мамой вроде бы и вместе, но для каждого потеря своя: Эта боль отнимает все силы, приковывает к постели, и сверлит, сверлит, сверлит. В душе сверлит, раскурочивая. Мне казалось, реально казалось, что меня режут по-садистки, снимают с живой кожу, до такой степени сильной была боль.

И она была не только на уровне душевном. Это была невыносимая физическая боль. Помню, у меня отнимались руки и ноги. Я не могла встать с постели. Помню, на следующий день друзья брата обзвонились ему: Но мне так не верилось, что он умер, что я придумывала тысячу причин, объясняя, почему он не может говорить и где он сейчас, пытаясь не разреветься в трубку. Помню, я решила говорить с ними о брате как о живом, думая, что тогда и для меня он будет жив.

Шли дни, а друзья все продолжали звонить. А я продолжала придумывать причины отсутствия брата. И, конечно же, пришел однажды момент, когда я не выдержала… Как не выдержала однажды боли. И мы пошли за водкой, чтобы уйти от ужасной действительности и разрывающей боли. Я никогда не позволяла себе больше бокала вина и то по праздникам. Но тут просто не могла справиться с болью. И так мы начали пить каждый день.

Я не приходила в сознание, мне кажется, месяц. Полмесяца точно вообще не ела — только пила. Рядом с моей и маминой кроватью стояли артиллерии бутылок. Как только мы слегка приходили в сознание — выпивали из горла так, чтобы потерять сознание, потерять ощущение действительности и уходили опять в забытие. Боль если не отступала, то не разрывала на части. Я помню, что лежала на кровати, свернувшись калачиком — так было менее больно.

Если твой друг заговорил о самоубийстве… / righdeskrantest.tk

Что для меня до сих пор является непонятным… Мне сложно в это поверить, и кто-то это явление объяснит я даже предполагаю. Но до того, как мы с мамой ушли в запой, в самые первые дни после смерти моего любимого брата я столкнулась со одним странным явлением.

На какой день это стало происходить, я уже не помню. И было вот. В комнате, где находилась наша с братом общая комната, и моя спальня, был старый паркетный пол собственно, как и во всей квартирекоторый мы оба знали наизусть: Так вот в одну из ночей я проснулась от ужаса: Почему-то у меня была уверенность, что это брат. Я не видела никого. Но могла понять, где он находится — по легкому звучанию половиц: В один момент мне даже показалось, что кто-то как будто бы присел на мою кровать, я ощущала его.

Не помню уже, сколько ночей я выдержала. Несмотря на мои предположения, что невидимка является моим братом, мне было очень страшно — до этого я ни с чем подобным не сталкивалась. Родители и сестра мне не верили и даже смеялись если это можно так назвать в подобной ситуацииговорили, что это у меня с горя… В итоге я отказалась спать в своей комнате, и сестра, чтобы убедить меня в моей неправоте, согласилась со мной поменяться… В итоге она не выдержала и нескольких часов — сбежала к нам: В какой-то полудреме прошли похороны.

Помню, как рвалась к брату моя мама, когда гроб уже опускали в яму. Помню, неморгающие, ледяные глаза сестренки. Помню поседевшего в один день отца.

Помню заострившиеся черты брата — перед тем, как опустить гроб в землю, нам дали возможность с ним попрощаться… Помню поминки, но в полудреме: Но это мы все поняли много позже… Однако, это не важно… Хотя. Может быть, удивительно, когда кто-то с холодным расчетом наживается на горе. И это был, пожалуй, один из первых моментов человеческого бессердечия, настолько поразивших. Второй, подобного же рода, случился, когда я спешила из Университета домой с денежной помощью денег у нас на похороны не было — мы в то время жили очень бедно; финансово нам очень помог преподавательский и административный состав.

Ко мне, опухшей от слез, подошел контролер и стал требовать проездной. В свой проездной для многодетных я забыла вписать имя и фамилию. Он придрался и стал требовать денег, угрожая милицией. Я сквозь слезы сказала, что тороплюсь на похороны брата, и что все имеющиеся деньги предназначены для них, и больше.

Он, видя мое состояние, все равно вытряс столько, сколько ему было. Сил спорить, качать права и ругаться у меня не было… Помню еще, после всего, что случилось — учеба в престижном вузе, все мало-мальские успехи, все светлое будущее, в которое так верят подростки, для меня потеряло смысл. Я решила поехать в Университет и забрать документы, прекратить учебу. Для меня жизнь была закончена. В администрации нашего факультета почему-то всегда очень тепло относились ко.

Так это воспринимают окружающие. Дальше он начинает совершать действия, демонстрирующие его агрессию. Человек может неаккуратно поступать с вещами, деньгами, вообще, с имуществом.

На работе что-то плохо. В общем, разрываются связи с объектами, которые раньше были для него важны, на них обращается агрессия.

Дальше она обратится на него самого — в виде подавленного настроения, физической слабости, повышенной утомляемости, нарушения сна, снижения потенции. Это воспринимается как депрессия, хотя это аутоагрессия, это разные вещи. Дальше он оказывается фактически в изоляции, и это всех устраивает.

Тогда он начинает готовиться к уходу: Раздает какие-то вещи, отказывается от чего-то, от чего раньше бы не отказался. Ничего это ему не нужно, он уже одной ногой. Это тоже не замечают, не хотят замечать.

Вот тут бывает истинный суицид. Если остановить, помешать, все равно сделает. Такие люди, что запланировали, то и должно быть, это закон. Есть другой вид суицидентов, они совсем другие: У них происходят все более сильные и неприятные ссоры, истерики, шантаж, требования, угрозы, в том числе самоубийством.

Все по нарастающей, уже с попытками — то наглоталась чего-то, то ДТП какое-то, то ли случайно, то ли не совсем случайно.

В общем, демонстрируются такие формы поведения, что понятно: Это спаситель, это обожаемое существо, это бог, это самоотверженная мать для младенца. Этот человек наделяется подобной позицией помимо своей воли, и, конечно, отвергает. Только мать может относиться подобным образом к младенцу на первом году его жизни, потому что воспринимает его как свое расширение.

Суицид: кто виноват и что делать? | righdeskrantest.tk

А тут — чужой человек. Конечно, ты не сможешь отнестись к нему так, как он хочет. Тогда от этого обожания человек переходит к разочарованию, а потом к ненависти.

Только что ты был ему спасителем, а теперь — палач. Так истероиды себя обычно ведут. А те, кто надеются на себя, ни в какие игры не играют. Они, как танки, просто прут вперед: А если это уже не для того, чтобы оправдать свою надежду, то есть человек в это уже не верит — то хотя бы попугать, досадить, отомстить и сделать харакири на крыльце у соседа, чтобы общественное мнение сказало на него: Это уже назло делается, а не от жалости.

Вначале обычно бывает, что все-таки на жалость бьют, а потом на испуг берут. Есть какие-то правильные слова, которые отчаявшемуся человеку нужно услышать? Ему вообще не фраза нужна, ему нужно отношение. Это может проявиться в вере, во взгляде. Ну и в словах, конечно.